Домой Политика Кого и почему русский язык начал злить в Казахстане

Кого и почему русский язык начал злить в Казахстане

58
0

Провокаторы из «языковых патрулей» стали опасным побочным явлением госполитики

Кого и почему русский язык начал злить в Казахстане

Россияне сочувствовали казахстанцам, пережившим погромы и соболезновали родне убитых статья из сюжета Беспорядки в Казахстане На фоне январских погромов в Казахстане в России вновь заговорили о русофобии в мятежной стране. Триггером, запустившим обсуждение обострявшегося до беспорядков в Алматы национализма, стало назначение на пост министра информации правительства Аскара Умарова, прослывшего ярым русофобом из-за своих шовинистских взглядов. Их, впрочем, поддерживали политические элиты страны, но неприязнь к русскому языку имеет и еще одну, глубинную причину. Свои наблюдения из Казахстана привезли журналисты URA.RU.

За русский побьют даже казаха

Кого и почему русский язык начал злить в Казахстане

Памятник «декабрьскому восстанию» студентов в Алма-Ате в 1986 года. когда местное население возмутилось кадровой политикой Москвы. Спустя более 30 лет, спустя день после погромов у подножия лежат цветы. Символично, что их немного

Официально декларируется, что январские события в Казахстане укрепили дружбу народов Казахстана и России. Ввод войск ОДКБ и огромная помощь России в частности простыми казахами была встречена с огромной благодарностью. Однако антирусские настроения в казахском обществе все же существуют. Они не бросаются в глаза сейчас, но на бытовом уровне не заметить разделение довольно сложно, говорят русские жители Казахстана.

В памяти многих еще жива прошлогодняя история с языковыми патрулями, когда несколько оголтелых казахских националистов заставляли русских граждан изъясняться лишь на казахском. При этом все это записывалось на видео и выкладывалось в интернет. После острого порицания явление быстро сошло на нет, но осадок в русскоязычном обществе остался.

По словам главного редактора издания «Московский Комсомолец — Казахстан» Сергея Апарина, национализм и неприязнь к русскому языку — явления не характерные для всей страны в целом. Ситуация, однако, сильно разнится в зависимости от региона.

«Если говорить именно о языковых патрулях, то в большинстве городов страны за такие вещи можно сильно получить по лицу от граждан. И скорее даже от казахоязычного населения.

Не говоря уже о том, что подобное строго пресекается полицией. Мое мнение, что ребята из языковых патрулей — это самые обыкновенные провокаторы. Тем более, что приставали они в основном к женщинам или работали там, где было мало взрослых мужчин», — рассказал главред «МК».

Кого и почему русский язык начал злить в Казахстане

Великодержавность Казахстана подогревалась государственной политикой Нурсултана Назарбаева. Его образ в центре панно в президентской резиденции в Алма-Ате не сгорел чудом.

Вторит ему глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. «Ситуация с отношением населения к русскому языку в Казахстане сильно зависит от региона. Чем дальше на север, тем больше русского и русскоязычного населения даже в самых глухих местах, поэтому там этой проблемы практически нет. А вот если мы говорим о южных регионах республики, то здесь ситуация кардинально иная. Там, как и везде в 90-е годы, была угроблена система образования, поэтом русский язык и предметы на русском в селах и небольших городках преподавали плохо. Из-за этого те, кто их закончили, имеют гораздо худшее положение на рынке труда, поскольку без русского языка получить хорошую работу и профессиональное образование в Казахстане практически невозможно», — поясняет собеседник.

По словам Мендковича, русскоязычное население, включая русскоязычных казахов, составляет большую часть населения Казахстана. На русском большая часть населения говорит лучше, чем на казахском. Русский язык также наиболее широко используется в юридической практике, СМИ и ряде других сфер.

«Поэтому среди малообразованного населению южной части Казахстана, население которого пострадало от деградации образования в 90-е годы, на бытовом уровне носитель русского языка, даже казах, воспринимается как представитель чуждого класса.

И когда он говорит на русском, он как бы напоминает, что у него есть шанс на хорошее образование и работу. Та же часть населения, которая не владеет русским, автоматически относит себя к низшему сорту. Все это порождает определенные конфликты, но это скорее классовая рознь, нежели языковая. Причем такое явление характерно для всей постсоветской Средней Азии, где получить в лицо за разговоры на русском может скорее местный, нежели русский человек. Иными словами, русский, говорящий на русском, вызывает более спокойные эмоции, а вот казах, говорящий на русском — это как напоминание его более привилегированного положения», — отмечает Никита Мендкович.

Казахи держатся обособленно

За неделю, что корреспонденты URA.RU провели в Казахстане, они почти не столкнулись с негативом. В общей массе казахи приветливый и доброжелательный народ, который на фоне случившейся в их стране трагедии, горячо благодарили Россию за военную помощь. Журналистам издания удалось поговорить со многими жителями Алматы и Нур-Султана и лишь единожды нам в агрессивной форме сказали, что справиться с беспорядками в стране здесь могли бы и своими силами и уж тем более без участия россиян.

Однако не все так однозначно, утверждает Дмитрий, живущий в Алматы с рождения и отдавший службе в местной полиции 20 лет жизни. «В таких крупных городах как Алматы, конечно не встретишь неприязни со стороны национального большинства. Здесь русские и казахи дружат между собой, ведут бизнес, работают вместе и отмечают праздники. Однако в отдаленных селах той же Алматинской области мне лично приходилось лицезреть весьма неоднозначные вещи. Приведу простой пример. Я заядлый любитель рыбалки. Однажды я приехал на озеро на окраине в области. Там рыбачил казах. Я подошел к нему пообщаться на чисто рыбацкие темы, обратился к нему на русском. Он же сделал вид, что меня просто не понимает. Спустя несколько часов у него застряла в грязи машина, и он обратился ко мне за помощью на отличном русском. На мой вопрос, почему же он до этого сделал вид, что не понимает, он не ответил. И вот таких вроде бы безобидных моментов в быту немало. Каждый в отдельности они вроде бы не значат много, но в целом складывается весьма неприятная картина. И заметно, что казахи в глубинке относятся к русским с некоторым пренебрежением», — говорит Дмитрий.

По словам Вячеслава, который несколько лет работал в Нур-Султане, он также замечал, что казахи, а в большинстве своем молодежь, стараются существовать несколько обособленно от русских. «Я работал в крупной торговой компании, где работали, как казахи, так и русские. И если на работе общение с казахами было вполне нормальным, то за пределами офиса, я и другие русские ребята, так и не смогли выстроить нормальные отношения с коллегами. Они держатся особняком, проводят время в своем собственном кругу и русских в него не пускают. В итоге, это стало одним из основных факторов, из-за чего я решил вернуться в Россию, несмотря на хорошие заработки в Казахстане и карьерные перспективы», — говорит Вячеслав.

Национализм поддерживается элитами

Национализм в стране многие годы хоть и не явно, но поддерживается на государственном уровне, утверждает Дмитрий. «Казахстанские чиновники вот уже многие годы реализуют программу переселения в страну оралманов (этнические казахи жившие за пределами СССР в основном в Китае). Они легко получают землю, тогда как русскому, да даже казаху, живущему в стране со времен СССР, получить ее невозможно. При этом оралманы зачастую не имеют образования, а многие даже не говорят на казахском. Они ставят дома на полученной от государства земле и даже ее не обрабатывают. И от государства они постоянно требуют каких-то преференций, а к русским на казахской земле относятся негативно», — рассказывает Дмитрий.

Программы репатриации оралманов вот уже многие годы поддерживаются властями Казахстана, подтверждает слова Дмитрия Никита Мендкович.

«Идея была в том, чтобы за счет возвращенных на родину этнических казахов увеличить население страны и повысить количество людей общающихся на казахском языке. Проблема в том, что оралманы зачастую не знают ни казахского, ни русского, что влечет за собой огромные расходы.

Дело в том, что репатрианты более низкоквалифицированные работники, чем коренное население Казахстана. В программу же переселения вкладывают огромные финансовые ресурсы, оралманам раздаются земли. Это одно из проявлений текущей политики искусственного увеличения присутствия казахскости в обществе», — говорит эксперт.

Элиты Казахстана долгие годы поддерживали национализм и даже его радикальные течения в республике. «В республике на уровне политической элиты продвигается программа казахизации, подразумевающая насильное использование казахского языка и в свою очередь ущемления русского. С целью чтобы люди не читали иностранную нецензуированную прессу. В принципе на протяжении долгих лет в Казахстане происходило покровительство радикалов и националистов. Их старались не трогать и наоборот подавляли евразийских активистов», — отмечает глава Евразийского аналитического клуба.

По мнению Никиты Медковича, Казахстан — это часть русского мира по языку и культуре, а властям нужно это принять и перестать заигрывать с националистами, игравшими ключевую роль в январских беспорядках. Иначе это может закончиться для государства весьма плачевно

«Дальнейшее развитие событий полностью зависит от позиции властей. Все проявления, которые есть сейчас — языковые патрули, нацпропаганда и угрозы в адрес русских активистов — это все результаты текущей политики. Как только власть проявит политическую волю и начнет преследовать по закону как разжигание национальной розни — эта проблема очень быстро исчезнет. Поскольку эта проблема в большей степени не общественная, а политическая, существующая за счет поддержки сверху. По логике, власть должна пересмотреть свое отношение к этому вопросу после январских погромов, поскольку прозападные националисты — это топливо для „цветных“ революций. С другой стороны мы видим ситуацию, когда в новое правительство попали такие люди, как Умаров, которые по-прежнему составляют костяк элиты Казахстана», — подытоживает эксперт.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

На фоне январских погромов в Казахстане в России вновь заговорили о русофобии в мятежной стране. Триггером, запустившим обсуждение обострявшегося до беспорядков в Алматы национализма, стало назначение на пост министра информации правительства Аскара Умарова, прослывшего ярым русофобом из-за своих шовинистских взглядов. Их, впрочем, поддерживали политические элиты страны, но неприязнь к русскому языку имеет и еще одну, глубинную причину. Свои наблюдения из Казахстана привезли журналисты URA.RU. За русский побьют даже казаха Официально декларируется, что январские события в Казахстане укрепили дружбу народов Казахстана и России. Ввод войск ОДКБ и огромная помощь России в частности простыми казахами была встречена с огромной благодарностью. Однако антирусские настроения в казахском обществе все же существуют. Они не бросаются в глаза сейчас, но на бытовом уровне не заметить разделение довольно сложно, говорят русские жители Казахстана. В памяти многих еще жива прошлогодняя история с языковыми патрулями, когда несколько оголтелых казахских националистов заставляли русских граждан изъясняться лишь на казахском. При этом все это записывалось на видео и выкладывалось в интернет. После острого порицания явление быстро сошло на нет, но осадок в русскоязычном обществе остался. По словам главного редактора издания «Московский Комсомолец — Казахстан» Сергея Апарина, национализм и неприязнь к русскому языку — явления не характерные для всей страны в целом. Ситуация, однако, сильно разнится в зависимости от региона. «Если говорить именно о языковых патрулях, то в большинстве городов страны за такие вещи можно сильно получить по лицу от граждан. И скорее даже от казахоязычного населения. Не говоря уже о том, что подобное строго пресекается полицией. Мое мнение, что ребята из языковых патрулей — это самые обыкновенные провокаторы. Тем более, что приставали они в основном к женщинам или работали там, где было мало взрослых мужчин», — рассказал главред «МК». Вторит ему глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. «Ситуация с отношением населения к русскому языку в Казахстане сильно зависит от региона. Чем дальше на север, тем больше русского и русскоязычного населения даже в самых глухих местах, поэтому там этой проблемы практически нет. А вот если мы говорим о южных регионах республики, то здесь ситуация кардинально иная. Там, как и везде в 90-е годы, была угроблена система образования, поэтом русский язык и предметы на русском в селах и небольших городках преподавали плохо. Из-за этого те, кто их закончили, имеют гораздо худшее положение на рынке труда, поскольку без русского языка получить хорошую работу и профессиональное образование в Казахстане практически невозможно», — поясняет собеседник. По словам Мендковича, русскоязычное население, включая русскоязычных казахов, составляет большую часть населения Казахстана. На русском большая часть населения говорит лучше, чем на казахском. Русский язык также наиболее широко используется в юридической практике, СМИ и ряде других сфер. «Поэтому среди малообразованного населению южной части Казахстана, население которого пострадало от деградации образования в 90-е годы, на бытовом уровне носитель русского языка, даже казах, воспринимается как представитель чуждого класса. И когда он говорит на русском, он как бы напоминает, что у него есть шанс на хорошее образование и работу. Та же часть населения, которая не владеет русским, автоматически относит себя к низшему сорту. Все это порождает определенные конфликты, но это скорее классовая рознь, нежели языковая. Причем такое явление характерно для всей постсоветской Средней Азии, где получить в лицо за разговоры на русском может скорее местный, нежели русский человек. Иными словами, русский, говорящий на русском, вызывает более спокойные эмоции, а вот казах, говорящий на русском — это как напоминание его более привилегированного положения», — отмечает Никита Мендкович. Казахи держатся обособленно За неделю, что корреспонденты URA.RU провели в Казахстане, они почти не столкнулись с негативом. В общей массе казахи приветливый и доброжелательный народ, который на фоне случившейся в их стране трагедии, горячо благодарили Россию за военную помощь. Журналистам издания удалось поговорить со многими жителями Алматы и Нур-Султана и лишь единожды нам в агрессивной форме сказали, что справиться с беспорядками в стране здесь могли бы и своими силами и уж тем более без участия россиян. Однако не все так однозначно, утверждает Дмитрий, живущий в Алматы с рождения и отдавший службе в местной полиции 20 лет жизни. «В таких крупных городах как Алматы, конечно не встретишь неприязни со стороны национального большинства. Здесь русские и казахи дружат между собой, ведут бизнес, работают вместе и отмечают праздники. Однако в отдаленных селах той же Алматинской области мне лично приходилось лицезреть весьма неоднозначные вещи. Приведу простой пример. Я заядлый любитель рыбалки. Однажды я приехал на озеро на окраине в области. Там рыбачил казах. Я подошел к нему пообщаться на чисто рыбацкие темы, обратился к нему на русском. Он же сделал вид, что меня просто не понимает. Спустя несколько часов у него застряла в грязи машина, и он обратился ко мне за помощью на отличном русском. На мой вопрос, почему же он до этого сделал вид, что не понимает, он не ответил. И вот таких вроде бы безобидных моментов в быту немало. Каждый в отдельности они вроде бы не значат много, но в целом складывается весьма неприятная картина. И заметно, что казахи в глубинке относятся к русским с некоторым пренебрежением», — говорит Дмитрий. По словам Вячеслава, который несколько лет работал в Нур-Султане, он также замечал, что казахи, а в большинстве своем молодежь, стараются существовать несколько обособленно от русских. «Я работал в крупной торговой компании, где работали, как казахи, так и русские. И если на работе общение с казахами было вполне нормальным, то за пределами офиса, я и другие русские ребята, так и не смогли выстроить нормальные отношения с коллегами. Они держатся особняком, проводят время в своем собственном кругу и русских в него не пускают. В итоге, это стало одним из основных факторов, из-за чего я решил вернуться в Россию, несмотря на хорошие заработки в Казахстане и карьерные перспективы», — говорит Вячеслав. Национализм поддерживается элитами Национализм в стране многие годы хоть и не явно, но поддерживается на государственном уровне, утверждает Дмитрий. «Казахстанские чиновники вот уже многие годы реализуют программу переселения в страну оралманов (этнические казахи жившие за пределами СССР в основном в Китае). Они легко получают землю, тогда как русскому, да даже казаху, живущему в стране со времен СССР, получить ее невозможно. При этом оралманы зачастую не имеют образования, а многие даже не говорят на казахском. Они ставят дома на полученной от государства земле и даже ее не обрабатывают. И от государства они постоянно требуют каких-то преференций, а к русским на казахской земле относятся негативно», — рассказывает Дмитрий. Программы репатриации оралманов вот уже многие годы поддерживаются властями Казахстана, подтверждает слова Дмитрия Никита Мендкович. «Идея была в том, чтобы за счет возвращенных на родину этнических казахов увеличить население страны и повысить количество людей общающихся на казахском языке. Проблема в том, что оралманы зачастую не знают ни казахского, ни русского, что влечет за собой огромные расходы. Дело в том, что репатрианты более низкоквалифицированные работники, чем коренное население Казахстана. В программу же переселения вкладывают огромные финансовые ресурсы, оралманам раздаются земли. Это одно из проявлений текущей политики искусственного увеличения присутствия казахскости в обществе», — говорит эксперт. Элиты Казахстана долгие годы поддерживали национализм и даже его радикальные течения в республике. «В республике на уровне политической элиты продвигается программа казахизации, подразумевающая насильное использование казахского языка и в свою очередь ущемления русского. С целью чтобы люди не читали иностранную нецензуированную прессу. В принципе на протяжении долгих лет в Казахстане происходило покровительство радикалов и националистов. Их старались не трогать и наоборот подавляли евразийских активистов», — отмечает глава Евразийского аналитического клуба. По мнению Никиты Медковича, Казахстан — это часть русского мира по языку и культуре, а властям нужно это принять и перестать заигрывать с националистами, игравшими ключевую роль в январских беспорядках. Иначе это может закончиться для государства весьма плачевно «Дальнейшее развитие событий полностью зависит от позиции властей. Все проявления, которые есть сейчас — языковые патрули, нацпропаганда и угрозы в адрес русских активистов — это все результаты текущей политики. Как только власть проявит политическую волю и начнет преследовать по закону как разжигание национальной розни — эта проблема очень быстро исчезнет. Поскольку эта проблема в большей степени не общественная, а политическая, существующая за счет поддержки сверху. По логике, власть должна пересмотреть свое отношение к этому вопросу после январских погромов, поскольку прозападные националисты — это топливо для „цветных“ революций. С другой стороны мы видим ситуацию, когда в новое правительство попали такие люди, как Умаров, которые по-прежнему составляют костяк элиты Казахстана», — подытоживает эксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь