Домой Политика Смертельно больных в 35 регионах РФ лишают обезболивающих

Смертельно больных в 35 регионах РФ лишают обезболивающих

68
0

Прошлый дефицит препаратов закончился волной громких суицидов

Смертельно больных в 35 регионах РФ лишают обезболивающих

Паллиативная служба в некоторых регионах существует только на бумаге Во многих российских регионах смертельно больные люди не могут получить паллиативную помощь, прежде всего наркотические обезболивающие. Проблема, которую федеральные власти решали после череды суицидов онкобольных, не решена более чем в трети субъектах федерации. Об этом URA.RU рассказали в проекте ОНФ «Регион заботы».

Смертельно больных в 35 регионах РФ лишают обезболивающих

По всей стране выписываются рекомендации, а не рецепты на обезболивающее

«С 2019 года „Регион заботы“ побывал в 35 субъектах. В основном уровень организации паллиативной медпомощи оставляет желать лучшего. Где-то этого вида помощи и вовсе нет. В 2021 году команда побывала в девяти субъектах РФ, и самое гнетущее впечатление произвел Дагестан. Здесь, на мой взгляд, оказание паллиативной медпомощи вообще никак не организовано», — поделилась проектный директор «Региона заботы» Анастасия Жданова.

В одном отделении, которое ревизоры видели в Дагестане, физически не было пациентов, во втором находились четверо, но не было никакой медицинской техники, в том числе и для кислородной поддержки, а также расходников. Сейф, где должны храниться наркотические и психотропные лекарственные средства, был закрыт на ключ.

Старшая медсестра, которая отвечала за обезболивание и у которой этот ключ находился, была на выходных. Когда сейф все же удалось открыть, оказалось, что там лежало одно-единственное обезболивающее. Последний раз им пользовались год назад.

Наиболее распространенные проблемы: койки используются не по назначению, а нужные обезболивающее (лекарственные наркотические средства и психотропные вещества, которые выписываются на рецептурных бланках) трудно получить. Так, выездные бригады, обслуживающие людей амбулаторно, приезжают зачастую с препаратами, которые не могут купировать прорывы боли при онкологии. В некоторых регионах с собой возят, в лучшем случае, «Трамадол» или «Промедол» — в то время как на выезд к паллиативным пациентам необходимо включать в укладку морфин. В укладке нет того, что помогает. Более того, почти по всей стране выписываются рекомендации — не рецепты.

Пока эксперты «Региона заботы» видели выдачу рецептов только в Москве: чтобы родственник больного смог максимально быстро получить лекарство. Ведь с рекомендацией нужно идти в поликлинику, терапевту, врачебной комиссии, только потом в аптеку. Проходят недели. Между тем, проблему пытались решить на федеральном уровне еще в конце 2014 года после смерти контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который страдал от рака и вовремя не получал необходимых обезболивающих. В декабре того года президент Владимир Путин подписал указ, упрощающий получение наркотических обезболивающих. Быстро эта проблема не решилась — только в первом квартале 2015 года и только в Москве покончили с собой более 20 человек.

Спустя 6 лет ситуация улучшилась, но до сих пор есть такие регионы, которые не реагируют на представленные данные мониторинга экспертов проекта «Регион заботы», не готовы что-то менять и продолжают ориентироваться на официальные статистические данные.

Несмотря на то, что количество отделений, коек, хосписов, выездных бригад известно, эти цифры практически ничего не говорят об уровне оказания паллиативной медпомощи.

При этом есть субъекты, в которых паллиативная помощь оказывается хорошо, хотя и не всегда надлежащим образом: Севастополь, Хабаровский край, Нижегородская и Иркутская области (не считая Москвы). На общем фоне выделяется Республика Мордовия, где региональный минздрав и специалисты на местах внимательны к организации паллиатива. В этих пяти субъектах также есть запрос руководства на повышение качества оказания медпомощи, поэтому с этими территориями «Регион заботы» ведет более тесное сотрудничество. С некоторыми другими регионами также поддерживается контакт.

«К сожалению, в России нет закрепленных на законодательном уровне стандартов оказания паллиативной медицинской помощи. В существующих же нормативно-правовых актах многие вещи не предусмотрены.

Лицензионные требования не содержат, например, прописанной необходимости использовать наркотические и психотропные препараты», — констатировала Жданова.

В январе учредитель Фонда помощи хосписам «Вера», директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи и руководитель «Региона заботы» Нюта Федермессер написала обращение к губернатору Московской области Андрею Воробьеву из-за ненадлежащего качества оказания помощи в регионе. К примеру, лекарства есть, но они не выдаются: врачи их не назначают. Единого реестра пациентов нет, горячей линии или координационного центра для обращений нет. В 2020 году паллиативную помощь недополучили 72% нуждающихся Подмосковья. Люди в итоге обращались в Центр паллиативной помощи в Москве. Хотя, как заметила Федермессер, закон запрещает тратить средства одного субъекта на помощь жителям другого. Попытки изменить ситуацию приводили к «регулярно меняющимся равнодушным министрам». Поэтому было объявлено, что с 2022 года Центр паллиативной помощи в Москве больше не будет оказывать помощь пациентам из Подмосковья.

URA.RU направило запрос в Минздрав РФ. На момент публикации ответ получен не был.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Во многих российских регионах смертельно больные люди не могут получить паллиативную помощь, прежде всего наркотические обезболивающие. Проблема, которую федеральные власти решали после череды суицидов онкобольных, не решена более чем в трети субъектах федерации. Об этом URA.RU рассказали в проекте ОНФ «Регион заботы». «С 2019 года „Регион заботы“ побывал в 35 субъектах. В основном уровень организации паллиативной медпомощи оставляет желать лучшего. Где-то этого вида помощи и вовсе нет. В 2021 году команда побывала в девяти субъектах РФ, и самое гнетущее впечатление произвел Дагестан. Здесь, на мой взгляд, оказание паллиативной медпомощи вообще никак не организовано», — поделилась проектный директор «Региона заботы» Анастасия Жданова. В одном отделении, которое ревизоры видели в Дагестане, физически не было пациентов, во втором находились четверо, но не было никакой медицинской техники, в том числе и для кислородной поддержки, а также расходников. Сейф, где должны храниться наркотические и психотропные лекарственные средства, был закрыт на ключ. Старшая медсестра, которая отвечала за обезболивание и у которой этот ключ находился, была на выходных. Когда сейф все же удалось открыть, оказалось, что там лежало одно-единственное обезболивающее. Последний раз им пользовались год назад. Наиболее распространенные проблемы: койки используются не по назначению, а нужные обезболивающее (лекарственные наркотические средства и психотропные вещества, которые выписываются на рецептурных бланках) трудно получить. Так, выездные бригады, обслуживающие людей амбулаторно, приезжают зачастую с препаратами, которые не могут купировать прорывы боли при онкологии. В некоторых регионах с собой возят, в лучшем случае, «Трамадол» или «Промедол» — в то время как на выезд к паллиативным пациентам необходимо включать в укладку морфин. В укладке нет того, что помогает. Более того, почти по всей стране выписываются рекомендации — не рецепты. Пока эксперты «Региона заботы» видели выдачу рецептов только в Москве: чтобы родственник больного смог максимально быстро получить лекарство. Ведь с рекомендацией нужно идти в поликлинику, терапевту, врачебной комиссии, только потом в аптеку. Проходят недели. Между тем, проблему пытались решить на федеральном уровне еще в конце 2014 года после смерти контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который страдал от рака и вовремя не получал необходимых обезболивающих. В декабре того года президент Владимир Путин подписал указ, упрощающий получение наркотических обезболивающих. Быстро эта проблема не решилась — только в первом квартале 2015 года и только в Москве покончили с собой более 20 человек. Спустя 6 лет ситуация улучшилась, но до сих пор есть такие регионы, которые не реагируют на представленные данные мониторинга экспертов проекта «Регион заботы», не готовы что-то менять и продолжают ориентироваться на официальные статистические данные. Несмотря на то, что количество отделений, коек, хосписов, выездных бригад известно, эти цифры практически ничего не говорят об уровне оказания паллиативной медпомощи. При этом есть субъекты, в которых паллиативная помощь оказывается хорошо, хотя и не всегда надлежащим образом: Севастополь, Хабаровский край, Нижегородская и Иркутская области (не считая Москвы). На общем фоне выделяется Республика Мордовия, где региональный минздрав и специалисты на местах внимательны к организации паллиатива. В этих пяти субъектах также есть запрос руководства на повышение качества оказания медпомощи, поэтому с этими территориями «Регион заботы» ведет более тесное сотрудничество. С некоторыми другими регионами также поддерживается контакт. «К сожалению, в России нет закрепленных на законодательном уровне стандартов оказания паллиативной медицинской помощи. В существующих же нормативно-правовых актах многие вещи не предусмотрены. Лицензионные требования не содержат, например, прописанной необходимости использовать наркотические и психотропные препараты», — констатировала Жданова. В январе учредитель Фонда помощи хосписам «Вера», директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи и руководитель «Региона заботы» Нюта Федермессер написала обращение к губернатору Московской области Андрею Воробьеву из-за ненадлежащего качества оказания помощи в регионе. К примеру, лекарства есть, но они не выдаются: врачи их не назначают. Единого реестра пациентов нет, горячей линии или координационного центра для обращений нет. В 2020 году паллиативную помощь недополучили 72% нуждающихся Подмосковья. Люди в итоге обращались в Центр паллиативной помощи в Москве. Хотя, как заметила Федермессер, закон запрещает тратить средства одного субъекта на помощь жителям другого. Попытки изменить ситуацию приводили к «регулярно меняющимся равнодушным министрам». Поэтому было объявлено, что с 2022 года Центр паллиативной помощи в Москве больше не будет оказывать помощь пациентам из Подмосковья. URA.RU направило запрос в Минздрав РФ. На момент публикации ответ получен не был.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь