Домой Новости Доказательством госизмены доцента МАИ стала пыль из Китая

Доказательством госизмены доцента МАИ стала пыль из Китая

54
0

Защита Алексея Воробьева пыталась опровергнуть в апелляции доказательства ФСБ, утверждая, что их недостаточно и они не выдерживают критики. Но срок в 20 лет заключения устоял

Доказательством госизмены доцента МАИ стала пыль из Китая

Первый апелляционный суд общей юрисдикции признал законным приговор, вынесенный доценту кафедры ракетных двигателей Московского авиационного института (МАИ) Алексею Воробьеву. Защите не удалось добиться отмены одного из самых суровых приговоров по делам такого рода: 42-летний ученый получил 20 лет в колонии строгого режима и штраф в 1 млн рублей за госизмену и другие преступления. По версии ФСБ, он передал секретные сведения Китаю. Защита настаивает, что это не так. По мнению адвокатов, вина ученого доказана не была, а по одному из вмененных эпизодов и вовсе имела место провокация.

На рассмотрение апелляции фигуранта доставили из СИЗО «Лефортово». Однако из-за секретности дела увидеть журналистам его не удалось. Слушание растянулось на три судебных заседания.

Адвокаты Воробьева просили отменить приговор Мосгорсуда от 23 апреля. Тогда суд признал его виновным по трем статьям: «госизмена» (ст. 275 УК РФ), «приготовление к незаконному экспорту из России материалов, технологий, информации или оказание услуг, которые могут быть использованы при создании вооружения» (ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 189 УК) и «покушение на контрабанду вооружения и материалов, которые могут быть использованы при создании вооружения в составе организованной группы» (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ).

Защита настаивала, что в действиях ученого по всем трем эпизодам отсутствовал состав преступления. Как рассказала Business FM адвокат Воробьева Валерия Ветошкина, согласно фабуле дела, Воробьев якобы совершил госизмену, передав в ноябре 2018 года представителю Харбинского политехнического университета копию секретного автореферата, связанного с математическим моделированием стационарных и переходных процессов работы «безгенераторного жидкостного ракетного двигателя на криогенных компонентах топлива».

Доказательством же вины ученого стали фотографии этого автореферата к диссертации, сохраненные им на карте памяти мобильного телефона Воробьева. Согласно заключению экспертизы, на ней нашли следы пыли, характерной для Китая, сказала адвокат. «На этом основании и следствие, и суд сделали вывод, что карта памяти доставалась [из телефона Воробьева] в Китае, а значит, сведения с нее были скопированы. На этом доказательства обвинения заканчиваются, — объясняет Ветошкина. — То есть по сути любой человек, у которого имеется китайская карта памяти, китайский телефон может быть обвинен в том, что он кому-то что-то передал в Китае».

Адвокат подчеркнула, что следствие не установило ни способ передачи карты памяти, ни кто ее получил, ни какое вознаграждение было заплачено за это Воробьеву. «Ничего этого в фабуле обвинения нет», — подчеркнула адвокат.

Второй эпизод дела касается заключенного Воробьевым с китайской компанией Deep Blue Aerospace в 2018 году технического соглашения на оказание научных услуг по созданию средств оружия массового поражения. По данным «Интерфакса», его предметом было создание проекта жидкостного ракетного двигателя, работающего на топливе «кислород-керосин».

«Это то соглашение, по которому Воробьев, по версии стороны обвинения, должен был воссоздать жидкостный ракетный двигатель. Соглашение, действительно, было заключено, но никаких работ по нему не было выполнено. То есть даже не было приготовления к тому, что ему вменяется», — отметила Валерия Ветошкина. По ее словам, соглашение касалось общих научных работ, по результатам которых Воробьев планировал заключить более крупное соглашение между МАИ и китайской авиакомпанией, чтобы обеспечить всю свою кафедру работой.

Что же касается третьего эпизода, в котором речь идет о контрабанде вооружения, то, по мнению защиты, Алексей Воробьев стал жертвой провокации со стороны спецслужб. Эпизод этот связан с отправкой в 2019 году в Китай пульта автономного регламентного контроля РПК-170Е, входящего в состав оборудования проверки и управления авиационных средств поражения военных самолетов МиГ и Су.

«Он, действительно, отправил по почте этот пульт, который предназначен для катапультирования из самолетов, но этот пульт ему достался от лица, которое сотрудничает с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Более того, пульт был абсолютно неработоспособен и Алексей даже не знал, что для его отправки необходимо какое-то разрешение», — прокомментировала третий пункт обвинения адвокат.

Она рассказала, что Алексей Воробьев подрабатывал тем, что отправлял почтой различные посылки в Китай. «Он всегда действовал в правовом поле. Но потом на каком-то форуме на него вышли сотрудники спецслужб и по сути подсунули ему этот пульт. Он даже не знал, что он военный», — утверждает защитница.

Адвокаты просили оправдать Алексея Воробьева по всем эпизодам дела. «Его позиция заключается в том, что никаких преступлений он не совершал. Более того, что касается эпизода госизмены, то вменяемые ему «секретные» данные находятся в открытом доступе и защита доказала это суду апелляционной инстанции. У Воробьева в голове не укладывается, как можно ему было вменять то, что находится в открытом доступе», — добавила Валерия Ветошкина.

В свою очередь представитель прокуратуры счел приговор законным и просил оставить его в силе. В итоге судья Лариса Изотьева так и поступила. Как сообщила Business FM пресс-секретарь Первого апелляционного суда Любовь Буданова, вышестоящий суд лишь несколько подкорректировал судебный акт, исключив из приговора показания нескольких свидетелей. «В части вещественных доказательств (денежных средств) приговор был отменен и направлен на новое судебное разбирательство в порядке исполнения приговора», — сказала Буданова, добавив, что в остальной части он был оставлен без изменений.

Комментируя принятое решение, адвокаты Воробьева пояснили, что в ходе обыска у их подзащитного были изъяты рубли, доллары и несколько тысяч юаней. При этом, по их уверению, о «баснословных суммах» речи не идет. Поскольку приговор вступил в силу, то данные средства пойдут на погашение штрафа в 1 млн рублей, который установил суд, предположили они. Защита намерена обжаловать приговор в кассации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь